Руководство ОЗХО – пособник терроризма?
Дмитрий СЕДОВ 21.04.2017 10:45

Расследование инцидента с химическими отравляющими веществами, произошедшего 4 апреля в Хан-Шейхуне, в сирийской провинции Идлиб становится всё более запутанным. 

США, страны Запада, Саудовская Аравия, Израиль, Турция сходу обвинили сирийское правительство в применении химического оружия, а через три дня американские «Томагавки» нанесли удар по аэродрому Шайрат сирийских ВВС. 

При этом Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО), прямо уполномоченная ООН добиваться направления на место события своих экспертов, брать пробы грунта и пробы тканей пострадавших, проводить опросы на месте, до сих пор не проявляет склонности заняться тем, что ей предписано. Специалисты ОЗХО не появились ни в «пораженном зарином» Хан-Шейхуне, ни на аэродроме Шайрат, где их ждут сирийские власти.

ОЗХО, руководимая Советом из представителей 41 государства, живёт своей жизнью, не прозрачной и не понятной общественности. Например, в СМИ появляется всё больше указаний на то, что трагедия в Хан-Шейхуне была инсценирована неизвестными лицами и участие в этой инсценировке ВВС Сирии не подтверждается. 

В связи с тем, что ОЗХО никак не реагирует на эти данные, Россия и Иран предложили Совету ОЗХО направить в город Хан-Шейхун миссию по установлению фактов (Fact-Finding Mission), которая в соответствии с уставом ОЗХО должна была появиться там сразу же после известия о трагедии. РФ и Иран предлагают также укрепить эту миссию дополнительно опытными специалистами в области защиты от ОМУ. 

В ответ на это предложение генеральный директор ОЗХО Ахмет Узумчу (Турция) заявил, что никакой нужды в направлении такой миссии нет: эксперты ОЗХО работают в специализированных лабораториях с пробами, взятыми у трех умерших от атаки в Хан-Шейхуне и от семи выживших, но находящихся в госпиталях. Во всех пробах обнаружены следы воздействия зарина или вещества, похожего на зарин. 

Обстоятельства забора проб господином генеральным директором сокрыты. Из прессы лишь известно, что их брали неизвестные турецкие врачи, мистически оказавшиеся на месте трагедии. 

Никто не ожидал от высокопоставленного чиновника столь нелепой реакции. Главной целью работы ОЗХО является не установление того, какое ОВ находится в добытых образцах. Это лишь этап. Куда важнее выехать на место и провести весь комплекс работ, который дал бы основания сделать вывод о средствах доставки ОВ и их принадлежности той или иной стороне.

Однако, похоже, Ахмета Узумчу эти вопросы не волнуют. Ему достаточно проб, полученных мистическим способом от мистических больных. Созданные этим руководителем условия работы организации таковы, что вызывают дополнительные вопросы. Ведь даже оглашение персональных данных на лиц, у которых взяты пробы, позволили бы «привязать их к местности» и установить, находились ли они на месте трагедии? 

Тем более неплохо было бы разъяснить, что за специалисты взяли эти пробы и переправили их в ОЗХО. 

Помимо этого, Ахмет Узумчу не проявляет намерения оценить масштаб возможного ущерба здоровью населения на месте, где произошёл инцидент, и порекомендовать меры профилактики. Хуже того, ОЗХО нисколько не озабочена взятием проб грунта, что необходимо для дальнейших профилактических мероприятий в целях предотвращения отравления воды и сельскохозяйственных территорий.

Ахмету Узумчу достаточно того, что в пробах от 10 неизвестных пострадавших «выявлены следы зарина или вещества, похожего на зарин» и, что самое главное (внимание!), «результаты исследования пересмотру не подлежат».

На этом генеральный директор ОЗХО ставит точку и добавляет, что поездка специалистов в Хан-Шейхун невозможна ввиду отсутствия условий безопасности. И напоминает, что 27 мая 2014 года его миссия была обстреляна террористами. В то же время, будучи руководителем международной организации, господин Узумчу не мог не поставить вопрос о российско-иранском предложении на голосование. В результате голосования 21 член Совета высказался против, 6 – за и 12 воздержались. А как же иначе? Ведь в Хан-Шейхуне опасно. Осталось лишь спросить голосовавших «против»: разве их выбирали для того, чтобы нюхать розы в парках Гааги? 

Напрашивается мысль о том, что расследование инцидента проходит в рамках единого сценария , в соответствии с которым западные СМИ проигнорировали интервью президента Сирии Башара Асада агентству РИА Новости сразу после голосования на Совете ОЗХО. Подавляющее большинство этих СМИ никак не комментируют слова сирийского президента о том, что видеокадры происходившего в Хан-Шейхуне, снятые «Белыми касками», полностью противоречат версии о применении там зарина. 

После этого, естественно, возникает вопрос: какова цель ОЗХО, возглавляемого Ахметом Узумчу – установить истину или сыграть на руку противникам Сирии? Если второе, то это неизбежно выливается в работу на террористов. Если же иметь в виду, что в распоряжении ИГ имеется достаточное количество запасов зарина, чтобы устроить целую серию аналогичных провокаций, то при таком подходе ОЗХО может превратиться в прямого пособника этой человеконенавистнической организации. 

Вспомнилось, что высокопоставленный турецкий дипломат Ахмет Узумчу ранее служил послом Турции при НАТО, до этого – послом в Израиле… Так или иначе, стиль расследования под его руководством химических атак в Сирии имеют вид «заказухи» с целью втянуть США в военные действия в этой стране.

Так это было с самого начала войны в Сирии. Барак Обама, будучи президентом, предупреждал в 2012 году, что США могут вмешаться в события, если сирийская армия применит отравляющий газ. Чем иным могло быть такое заявление, если не приглашением противников Асада к проведению газовой атаки, ответственность за которую можно будет возложить на правительство САР?

Американский журналист Сеймур Херш ещё в то время подробно рассказал в статье для британского журнала London Review of Books о том, что сирийская «вооружённая оппозиция» может устраивать химические атаки. Херш цитировал в статье документы американской военной разведки, согласно которым в распоряжении террористической группировки «Фронт ан-Нусра» имелись боеприпасы с нервно-паралитическим газом зарин. 

Расследуя газовую атаку в пригороде Дамаска в 2013 году, Сеймур Херш доказывал, что на самом деле она была устроена «повстанцами». Её цель состояла в том, чтобы дать повод Соединённым Штатам ввязаться в войну, создав впечатление, что сирийская армия перешла обозначенную Обамой «красную линию».

В конце августа 2013 года Барак Обама был полностью готов к нанесению удара по Сирии, и лишь точные дипломатические шаги России остановили его на этом пути. А доказательства того, что сирийские правительственные войска подобных ОВ на вооружении не имели, были получены позже. 

И что очень важно, со времени инцидента 2013 года, когда весь мир узнал, что в руках у террористов есть химическое оружие, это важнейшее обстоятельство упорно игнорируется ОЗХО и никогда не принимается в расчёт как первоочередная версия очередного преступления. 

Судя по действиям Ахмета Узумчу, расследованию в Хан-Шейхуне суждено стать маленьким подобием расследования террористического акта 11 сентября 2001 года. То знаменитое расследование превратилось в откровенное надругательство над здравым смыслом и положило начало американскому вторжению в Афганистан с известными последствиями для всего мира.

Если господин Узумчу будет продолжать копировать этот образец, он может достичь немалого. Ведь серия провокаций с помощью зарина только начинается.