Об американской благотворительности и налоговых обещаниях Трампа

Одним из главных обещаний Трампа в ходе предвыборной президентской кампании было радикальное снижение налога на прибыль для американского бизнеса. Сегодня базовая ставка такого налога составляет 35%, Трамп обещал снизить ее до 15%. С моей точки зрения, однако, это обещание не особенно впечатлило американский бизнес. Причина в том, что компании, банки, фонды и другие предпринимательские организации США уже давно пребывают в «налоговом раю». Большинство бизнес-структур крупного и крупнейшего калибра не платят налог на прибыль вообще. Либо уплачивают налог в государственную казну в неприлично малых объёмах, не сопоставимых с такими показателями, как величина их активов, рыночная капитализация или обороты (объёмы продаж).

Прежде всего, многие компании, входящие в списки «Форчун-500», пользуются офшорами – зарубежными юрисдикциями, предоставляющими убежище для налоговых уклонистов и обеспечивающими клиентам конфиденциальность. По оценкам различных экспертов, американский бюджет недополучает ежегодно как минимум 100 млрд. долл. из-за офшорной деятельности компаний США. Как показало исследование организаций Citizens for Tax Justice и U.S. PIRG, 358 крупнейших американских компаний из списка «Форчун-500» на конец 2014 года держали за рубежом более 2,1 трлн. долл. накопленной прибыли, избегая уплаты налогов в США. При этом 1,4 трлн. долл. (2/3) пришлось на 30 компаний из топ-500. Эксперты подсчитали, что средняя ставка корпоративных налогов, уплачиваемых американскими корпорациями за рубежом, составила 6%. К началу 2015 года совокупная задолженность таких корпораций американской казне достигала около 620 млрд. долл.

Крупнейшим «налоговым уклонистом» считается корпорация Apple, которая, по оценкам на начало 2015 года, держала в офшорах 181,1 млрд. долл. Экономия корпорации на налогах (и, соответственно, потеря казны США) была оценена в 59,2 млрд. долл. налогов. American Express вывела в офшоры 9,7 млрд. долл., заплатив там налоги по ставке 4%. От такого налогового маневра американская казна недосчиталась 3 млрд. долл. Американская компания Nike (производство спортивной обуви) сосредоточила на счетах в офшорах 8,3 млрд. долл., заплатив налоги там по ставке 2,5%; потери американской казны составили 2,7 млрд. долл.

Крупные и крупнейшие американские компании, как правило, ведут транснациональный бизнес, имея за пределами США дочерние структуры, филиалы и отделения. Упомянутые выше 358 корпоративных налоговых уклонистов из списка «Форчун-500» зарегистрировали в совокупности более 7,6 тыс. «дочек» в офшорных юрисдикциях. Среди компаний, имеющих наибольшее количество «дочек» в офшорах (более 100), - такие гиганты американского бизнеса, как PepsiCo, Pfizer, Morgan Stanley. Все звенья транснациональных корпораций имеют между собой различные финансово-экономические связи (поставки товаров, полуфабрикатов, выдача и получение кредитов, оказание консультативных услуг, передача интеллектуальной собственности, операции франчайзинга и т.п.). Все эти внутрикорпоративные операции осуществляются на основе трансфертных (нерыночных) цен. В результате манипулирования трансфертными ценами головная компания, зарегистрированная в США, может добиваться того, что её финансовые результаты будут равны нулю или даже иметь отрицательное значение (убытки). А все прибыли концентрируются в офшорных юрисдикциях.

Между американским и европейским бизнесом ведётся необъявленная офшорная война. Она проявляется в том, что налоговые службы США начинают жёстко относиться к налоговым уклонистам европейского происхождения, действующим на американской территории, уличая их в невыполнении своих налоговых обязательств перед Америкой. А налоговые службы стран, входящих в Европейский союз, начинают прижимать налоговых уклонистов из США. Вот последний крупный случай нанесения удара по европейскому налоговому уклонисту властями США. В результате начатого Министерством юстиции США расследования американской «дочки» немецкого Deutsche Bank последний признал, что с 2000 года использовал фиктивную компанию для уклонения от уплаты налогов в американскую казну. Как сообщалось в пресс-релизе Министерства юстиции США, банк выразил готовность выплатить штраф в 95 миллионов долларов США, чтобы не доводить дело до суда. А по другую сторону Атлантического океана идут расследования в отношении американских компаний Apple, Amazon, McDonald’s. В частности, антимонопольный орган Европейской комиссии потребовал, чтобы Apple доплатила в бюджет Ирландии 13 млрд евро. Под прицел европейских налоговых служб попал и гигант интернет-бизнеса Google. Эта компания уже согласилась добровольно доплатить 130 млн. фунтов стерлингов по требованию британских налоговых органов; претензии компании предъявляют также Италия и Франция.

Невооружённым глазом видно, что в мире начался процесс зачистки офшоров. Об этом свидетельствуют следующие один за другим скандалы, связанные с утечками информации из баз данных о клиентах офшоров. Один из последних резонансных скандалов – обнародование информации о тысячах клиентов и бенефициаров такого офшора, как Панама. Инициаторам процесса зачистки офшоров выступают США. Замысел американских «борцов с офшорным злом» предельно прост – уничтожить все «налоговые гавани» за пределами США, превратив Америку в единственный всемирный офшор, или «новую Швейцарию».

Впрочем, даже тому американскому бизнесу, который не дорос до масштабов транснационального, для минимизации налогов не обязательно прибегать к зарубежным офшорам. На территории США имеется несколько мест, имеющих статус «тихого налогового омута». Там налоги ниже средних по стране и финансовая отчётность для налоговых служб США упрощённая. Это так называемые внутренние офшоры (или оншоры). Особенно славится этим штат Делавэр. Во многих рейтингах лучших офшоров указанный штат опережает такие привычные для бизнеса юрисдикции, как Ирландия, Нидерланды, Великобритания. Специалисты отмечают, что на территории США имеется ещё как минимум два десятка таких же комфортных налоговых омутов.

Кроме того, ещё в ХХ веке американский бизнес получил такой внутренний офшор, как благотворительные фонды, которые освобождаются от налога на прибыль и налога на имущество. При этом благотворительность – лишь верхняя часть айсберга, а подводная его часть – это обычный бизнес, связанный с операциями на финансовом рынке, недвижимостью и т.д. Часть прибыли, получаемой от этих операций, идёт на наращивание капитала благотворительных фондов, а ещё одна часть растекается по компаниям, связанным с главными учредителями и бенефициарами таких фондов и зарегистрированным, как правило, в отечественных или зарубежных налоговых омутах.

Наконец, можно минимизировать уплату налогов на прибыль, не прибегая к офшорам или изощрённым схемам трансфертов. Можно просто «оптимизировать» коммерческую и финансовую деятельность компании за счёт использования многочисленных лазеек в американском законодательстве и «правильно» составляя финансовую отчётность. Для этого крупные компании держат в своем штате или нанимают специалистов по «налоговой оптимизации». Некоторые схемы оптимизации предельно просты и практикуются повсеместно. Так, по итогам 2010 года Институт политических исследований (IPS) в США провёл исследование и выяснил, что каждая четвёртая компания из ста крупнейших в стране потратила на компенсационные выплаты менеджерам больше, чем на уплату налогов. Но это еще не всё: в половине таких случаев зарплаты «топов» росли, в то время как налоговые выплаты снижались. Никакого преступления в этих деяниях нет: речь идет о бреши в американском корпоративном законодательстве.

Каждый день несколько десятков жителей США отправляются в тюрьму за налоговые преступления и обман одного из самых могущественных ведомств страны – налоговой службы (IRS, Internal Revenue Services). Налоговых уклонистов не спасают ни возраст, ни социальный статус, ни обстоятельства личной жизни. Как правило, суммы задолженности таких «налоговых преступников» перед IRS измеряются тысячами или десятками тысяч долларов. А вот «налоговые экономии», которых добиваются крупнейшие американские корпорации и которые измеряются миллиардами долларов, - норма американской жизни. Такие недоплаты ничем не грозят топ-менеджерам и владельцам корпораций. Потому что всё формально «оптимизировано» в рамках Налогового кодекса. Несколько лет назад начал было разгораться скандал вокруг крупнейшей электротехнической корпорации General Electric. Благодаря имеющимся в американском законодательстве «дырам» она умудрилась без всяких офшорных ухищрений недоплатить в 2010 году в государственную казну 3,3 млрд. долл. При этом глава корпорации Джефф Иммелт заработал в 2010 году 15,2 млн. долларов, а на представительские расходы и лоббирование компания потратила 41,8 млн. долларов.

По подсчётам международной организации Oxfam, все 50 крупнейших компаний в США использовали те или иные способы ухода от налогов, а ежегодные потери американского бюджета составили в среднем 111 млрд. долл. за период 2008-2014 гг. Oxfam сообщает, что в целом за указанный период 50 гигантов американского бизнеса получили прибыль в глобальных масштабах, равную 4 трлн. долл. С неё они заплатили налогов в размере 1 трлн. долл. При этом в федеральную казну США попало лишь 412 млрд. долл. Итак, вместо полагающихся по закону 35 процентов прибыли американская казна получила немного более 10 процентов. Но и это ещё не всё. Специалисты Oxfam подсчитали, что за указанный период 2008-2014 гг. верхушка (top-50) американского бизнеса получила государственной помощи в разных формах на сумму 11,2 трлн. долл. Это займы, гарантии по займам и кредитам, помощь при спасении банков (bailout assistance). И это без учёта государственных заказов (которые, как правило, предполагают завышенные цены), а также официальных налоговых льгот, сумма которых была оценена в 337 млрд. долл. Потрясающие цифры, которые наглядно развеивают миф о том, что якобы в Америке бизнес содержит государство. Всё наоборот: государство содержит бизнес. Суммы грантов, выделяемых ежегодно американскими благотворительными фондами на разные социально-гуманитарные проекты (борьба с бедностью, медицина, образование, охрана окружающей среды и т.п.), измеряются миллиардами. Суммы помощи, выделяемой ежегодно американскому крупному бизнесу государством, измеряются триллионами. Вот истинная американская «благотворительность» и её истинные бенефициары.

Выяснилось, что в доходной части бюджета налоги на прибыль корпораций составили в начале текущего десятилетия 7-8% (а были времена, когда эта доля превышала 1/3). Основную часть поступлений в бюджет даёт подоходный налог с физических лиц, далее следуют взносы в социальные фонды и косвенные налоги. Барак Обама пытался как-то реагировать на периодически возникавшие налоговые скандалы и, в частности, обещал внести поправки в Налоговый кодекс США, которые закроют лазейки на гигантов американской экономики. Однако у Обамы это не получилось.

Нынешний министр финансов США Стивен Мнучин пока никаких конкретных заявлений о налоговой реформе не делал. Думаю, что ставку налога на прибыль компаний Конгресс США понизит, но не до 15%.  Хотя бы потому, что дефицит первого бюджета, составленного командой Трампа (на 2017/18 финансовый год) может оказаться рекордным. Конечно, Трамп будет пытаться вернуть крупнейшие американские корпорации из офшорных юрисдикций, но задача эта крайне сложная. Одними из наиболее злостных налоговых уклонистов являются компании сектора хай-тек, сосредоточенные в «Силиконовой долине». Это Microsoft, Apple, IBM, Google, Sysco Systems, Intel и другие. «Силиконовой долине» подачки Трампа в виде снижения налога на прибыль совершенно неинтересны. Ведь они вообще не привыкли платить налоги. Я уже писал о том, что Трамп в декабре прошлого года пытался договориться с «Силиконовой долиной», но там пока навстречу президенту идти не собираются. Да, 15-процентная ставка на прибыль уже неплохо, но она ещё довольно высока по сравнению с классическими офшорами. Трамп уже выражал надежду на то, что понижение налоговой ставки сделает Америку «инвестиционно-привлекательной» для остального мира. Однако этого, пожалуй, недостаточно. Вот будет ставка на уровне 5 или 10 процентов, тогда, глядишь, и Apple с Гуглом полюбят Америку и будут платить налоги в федеральную казну. А пока они её любят тогда, когда Вашингтон производит раздачу государственных заказов и кредитов или защищает своих бизнес-подданных от притязаний налоговых служб в Европе и других частях мира.