Мартин Шульц как воплощение антигражданской бюрократии ЕС
Дмитрий СЕДОВ 26.03.2017 06:45

За полгода до парламентских выборов в Германии, согласно опросу Infratest-Dimap, главные конкуренты СДПГ и ХДС идут ноздря в ноздрю. У обеих партий рейтинг на уровне 32%, но кандидат социал-демократов Мартин Шульц, который поначалу ракетой взмыл вверх и обогнал Ангелу Меркель, начинает терять очки. Если в феврале Шульц, по опросам, имел превосходство над Меркель в 15%, то в марте уже только в 9% (45% : 36%). 

Ностальгирующие по социал-демократической идее немцы сталкиваются с тем, что новый вождь СДПГ по меньшей мере неубедителен. Да и в политике руководства этой партии обозначились неприятные для многих немцев особенности. Начать хотя бы с выборов Мартина Шульца председателем СДПГ на партийном съезде. Откуда у социал-демократов при голосовании за нового вождя взялось 100%-ное единодушие, подозрительно схожее с тем, что было в Германии во времена диктатуры? И это притом, что в рядах СДПГ – деятели с самыми различными взглядами. Уж не манипуляция ли, затеянная для того, чтобы, ничего не меняя по существу, создать видимость перемен, подвинув на германском политическом Олимпе надоевшую Ангелу Меркель?

Всё чаще применительно к Шульцу звучит слово «переоцененный». Основание к этому дают как прошлые, так и нынешние дела нового социал-демократического вождя. 

Прежде всего, остаются выдвинутые против Шульца обвинения в финансовых злоупотреблениях в бытность его депутатом и председателем Европарламента. Оказывается, он не брезговал запускать руку в кассу Евросоюза, причём деяния его говорят о мелкотравчатости натуры. К примеру, ему полагалась доплата за участие в заседаниях Европарламента. Так вот, в ведомостях на доплату он сообщал, что участвовал в заседаниях 365 дней в году, чего не может быть по определению, потому что Европарламент не только уходит в отпуск, но ещё имеет выходные и праздничные дни. Сейчас по данному вопросу ведётся проверка бюджетным комитетом Европарламента и Европейским ведомством по борьбе с должностными злоупотреблениями (OLAF). 

Затем на белый свет выползают необоснованные добавки к жалованью, возмещение расходов на поездки в личных целях и тому подобные мелкие мошенничества, не украшающие социал-демократического вождя. Здесь, надо сказать, набираются не такие уж мелкие суммы. Например, Шульц проявлял редкостную сообразительность в уходе от налогов: вместо уплаты 500 тыс. евро (45 % от дохода) в немецкую казну, он ухитрился платить лишь 280 тыс., то есть половину. А это уже серьёзный криминал, который кандидату в канцлеры Германии могут и не простить.

Некоторые наблюдатели прямо говорят, что СДПГ ошиблась в оценке политического имиджа своего нового лидера. Шульц провёл в Страсбурге 23 года, пять из которых он являлся председателем Европарламента. Итогом его деятельности на этом посту стало то, что он придал Европарламенту недееспособность, содействуя возникновению кризиса с беженцами, долговой катастрофе Греции, развитию дезинтеграционных процессов в Евросоюзе. Противники Шульца имеют все основания упрекать его в том, что он и Ж.-К. Юнкер стали «воплощением самовлюблённой и антигражданской бюрократии ЕС». 

При этом в политических воззрениях Мартина Шульца царит сумбур. 

Когда-то он прославлял программу председателя СДПГ и канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера как историческое достижение. Шрёдер действительно умело сочетал «восточную политику» с интересами Германии и внёс решающий вклад с немецкой стороны в появление газопровода «Северный поток». Сегодня Шульц высказывается по адресу Шрёдера диаметрально противоположным образом. 

Ещё недавно Шульц восхвалял экономическую политику французского президента Франсуа Олланда, а теперь выступает в поддержку его идейного оппонента Эммануэля Макрона. На экономическом форуме в Давосе Шульц атаковал голландского премьера Рютте за его критику Олланда, а после победы Рютте на выборах объявил, что это «его соратник в борьбе с правым популизмом». 

Шульца обвиняют также в двуличии по вопросам трудового законодательства. На встречах с рабочими коллективами он источает мёд, но в диалоге с профсоюзным руководством кардинально меняется, выступая жёстко и враждебно. 

Ещё одна проблема – подходы Шульца к крупным международным проблемам. Так, он предостерёг президента США Дональда Трампа от отмены санкций против России. «Мы должны четко сказать Путину, что Россия обязана уважать и защищать международное право», – заявил Шульц. В этой попытке указывать американскому президенту сквозит если не близорукость, то, во всяком случае, отсутствие гибкости. 

Будучи президентом Европарламента, Мартин Шульц активно выступал за непопулярные в Германии решения о трансферах больших сумм денег в Грецию; поддерживал евробонды и общеевропейское страхование вложений, которое растворило бы немецкую систему накоплений и подвергло её значительному риску. Это создало ему репутацию человека, готового подарить немецкий кошелёк жителям южной Европы. И сегодня ему предстоит объясниться перед избирателями по этим вопросам. 

В кризисе с беженцами Шульц долго выступал за полное открытие границ и приём иммигрантов из Турции. После того как неконтролируемая иммиграция стала главной проблемой немецкой политики, ему сложно изменить позицию, поэтому он пытается отвлечь внимание и перенести акцент на проблемы социальной справедливости. Однако большинство немцев сейчас думают меньше об усовершенствовании социального государства, а больше о защите от криминала и исламских радикалов. 

Всё это говорит о том, что ясного представления о предвыборной программе, с которой ему совсем скоро предстоит обратиться к народу, у Мартина Шульца до сих пор нет.

А самое пикантное даже не в этом. Предвыборную программу «думающие танки» СДПГ ему в конце концов изготовят. Самое пикантное, как Шульц вступает в предвыборный «боевой контакт» с оппонентами, являющимися пока ещё партнёрами СДПГ по коалиции. По немецкой прессе прокатилась волна насмешек над председателем социал-демократической партии, который решил увильнуть от коалиционной встречи с ХДС/ХСС под тем предлогом, что его фракция будет в это время праздновать «праздник весны». Этот малодушный маневр вполне объясним. Готовиться вместе с партнёрами-оппонентами к майскому саммиту НАТО, в ходе которого могут обнажиться разногласия с Трампом, Шульцу не хочется, но и зафиксировать собственную позицию перед этим саммитом он тоже не в состоянии. 

Потому что позиции как таковой у Мартина Шульца нет. 

Добавляя ещё один штрих к портрету социал-демократического кандидата в канцлеры Германии, газета «Тагесшпигель» назвала его «красным популистом», который «купается в эмоциях и обсыхает в общих местах». И пока политические одежды Мартина Шульц напоминают Тришкин кафтан, который трещит по швам, обнажая одну дыру за другой, противопоставить этой характеристике что-либо зримое он не может. 

Так этому социал-демократическому воплощению «самовлюблённой и антигражданской бюрократии ЕС» недолго прослыть и голым королём.