Небесный покровитель Русской весны
Виктор БОБЁР 05.03.2017 06:45

В честь отмечаемого ныне дня памяти святого Ярослава Мудрого Запорожская епархия Украинской православной церкви Московского патриархата объявила конкурс сочинений, посвящённых благоверному князю. Как указано в положении о конкурсе, его задачей является привлечение школьников к углубленному изучению истории… «украинской державы времен правления Ярослава Мудрого».

Мы уже упоминали митрополита Запорожского Луку в связи с его инициативой учредить отдельный от общерусского сонм «украинских святых» (среди которых, вообще-то, нет ни одного, выступавшего за отдельную «украинскую церковь»). Идея абсурдная и даже кощунственная.

С лёгкой руки Мыхайла Грушэвського держава Ярослава Мудрого, его отца Владимира, его детей, внуков и правнуков именуется его последователями «Украиной-Русью». В действительности эта держава имела двойное название: Русь – для внутреннего употребления и Россия на языках международного общения, каковыми тогда были греческий и латынь. Возьмётся ли кто-то подсчитать сколько раз в русских летописях и иностранных хрониках времён Ярослава упоминается Русь и Россия? Сотни! Да и столь ли это важно в нашем случае, если Украина не названа ни разу?! Лишь через сто пятьдесят лет, когда «Русь/Россия» повторят уж тысячи раз, в Ипатьевской летописи (разные списки датируются XV-XVIII веками) проскочит, наконец, «украина». Но именно так – со строчной буквы, как окраина Русской земли.

А когда же появятся украинцы? Подсчитано, что в Ипатьевской летописи по одному разу упоминаются ятвяги, черемисы, обры, моавитяне, индусы (!), вавилоняне (!), македоняне, фряги (франки или генуэзцы), сербы, скифы. По два раза – агляне (угличи или англичане), готы, мурома, хананеяне, шведы, абхазы, персы. По три раза – моравы и мордва; по четыре – сарацины и агаряне (мусульмане), весь, римляне, египтяне (!). Пять раз – хорваты, шесть – северяне, восемь – пруссы, девять – булгары, десять – хазары и древляне, двенадцать – кривичи, тринадцать – чудь, семнадцать – варяги и евреи, девятнадцать – болгары. 24 раза упоминаются немцы, 27 раз – печенеги, 28 – татары, 29 – торки, 32 – литва, 44 – греки; 88 – ляхи, 69 – угры, 122 – половцы. И ни разу – украинцы.

Первоначально употреблять термин «украинцы» как этноним католики придумают для униатов лишь через 800 с лишним лет после Ярослава Мудрого. Однако среди католических святых Ярослав Мудрый не значится. Его имя по благословению Патриарха Московского Алексия II внесено в православный месяцеслов.

Как же удостоился князь причисления к сонму святых? Ведь первые пятьдесят лет, то есть большую часть сознательной жизни, ничто не обнаруживало в нём праведника. Да и выход Ярослава на историческую арену связан с его восстанием против отца-христианина, уже святого по своим деяниям Владимира, когда тот избрал себе наследником также будущего святого, праведного по жизни Бориса.

Не станем описывать последовавшие после того войны Ярослава со Святополком Окаянным (когда Ярослав сжёг в Киеве церкви) и затем с Мстиславом Удалым. Они достаточно подробно описаны. Но вот завершению этой брани, а именно поражению Ярослава от Мстислава стоит уделить внимание.

Мстислав Владимирович (по прозвищу Удалой или Храбрый) вступил в войну с братом как князь Тмутараканский. Большинство населения Тмутаракани составляли хазарские иудеи. На их богатую общину и опирался князь-богатырь. Он покорил сначала черкесское племя касогов, а затем уже вместе с касогами и иудеями пошёл завоёвывать киевский престол. Великим князем объявил себя тогда Ярослав, но, поскольку его правомочия в глазах киевлян выглядели сомнительными, он предпочитал основную часть времени проводить в Новгороде.

Кстати, ещё одна особенность средневековой «украинской державы»: именно новгородцы ставили своих князей в Киеве, начиная с прадеда Ярослава – Игоря, отца – Владимира. Дед Святослав и его преемник на киевском престоле Ярополк перед этим также княжили в Новгороде. Да и карта «украинской державы» наводит на «зрадницькі» сомнения: в самом центре её – зарождающаяся Москва, а Киев – лишь в приграничье с евразийской степью.

Итак, Мстислав со своими степняками разбил под Черниговом варяжскую дружину Ярослава и… запросил мира. Умный тмутараканский князь, зайдя на «большую» Русскую землю, успел прочувствовать неприязнь русичей-автохтонов к хазарским иудеям. Киев очень хорошо помнил и подлость каганата, и расправу над городом «досточтимого» полководца Песаха. Поэтому шансы Мстислава Храброго удержаться на престоле благодаря иудейским деньгам были такие же, как у Святополка Окаянного, пытавшегося опираться на польские «штыки» (дружина польского короля Болеслава Храброго, вернувшего Святополка в Киев, была вырезана киевлянами спящей за одну ночь).

Собственно, Мстислав «разбудил» Илариона, подвигнув его на проповедь о Законе (иудейском) и Благодати (христианской). Тмутараканская дружина (касоги уже были отпущены) стояла совсем рядом – в ста тридцати вёрстах, и киевляне не без основания усматривали в ней не только прообраз возрождённой Хазарии, но и возобновление проповеди иудаизма (только недавно отвергнутого Владимиром). Поэтому успех поучений священника Илариона был ошеломляющим. Что и указало, наконец, Ярославу на Православие как на опору, которая способна была не только сделать его власть в Киеве незыблемой, но и вновь сплотить Русь. Ведь со смертью Владимира в 1015 году Новгород, Полоцк, Суздаль, Червлёная Русь, не говоря уже об отдалённой Тмутаракани, стали практически независимы от Киева.

Полюбовный раздел могущественными братьями Руси на сферы влияния (за Ярославом оставался правый берег Днепра со стольным Киевом и богатый Новгород, Мстиславу же отходило огромнейшее Черниговское княжество, всё Левобережье и, разумеется, Тмутаракань) заложил на Русской земле основу долгого мира. После смерти Мстислава в 1036 г. Ярослав окончательно осел в Киеве, приняв власть над всей страной. «Единство державы было достигнуто на основе соглашения между Новгородом – самостоятельной славянской "республикой", Киевом, с его влиятельной христианской общиной, и Черниговом – богатым городом с воинственным населением, – заключает Л. Н. Гумилёв. – Именно это соглашение – компромисс, основанный на признании отдельными областями Руси верховной власти великого киевского князя, принесло стране долгожданный покой. Это было самое великое достижение Ярослава, прозванного Мудрым».

В летописях тема мудрости Ярослава также впервые устанавливается сразу после смерти Мстислава. И связана она, согласно «Повести временных лет», с «похвалой книгам». «Похвала» эта воплотилась не только в легендарной «библиотеке Ярослава» (библиотека общего пользования!). В 1037 году была составлена первая, известная на сегодня русская летопись («Древнейший свод»), а на следующий год в книжном виде вышло «Слово о Законе и Благодати». Для обучения народа грамоте Великий Киевский князь ещё в Новгороде успел открыть училище на 300 детей.

Расширив город, князь обвёл его каменными стенами («город Ярослава» со знаменитыми Золотыми воротами и Благовещенской церковью над ними). Купцы, приезжающие из европейских столиц, поражались масштабу «второго Константинополя» (Киев становился третьим по богатству, населению и культурному развитию городом Европы после Царьграда и Кордовы). Многие оседали здесь, и не потому ли будущий князь всея Руси Всеволод Ярославич, не выезжая из Киева, выучил пять языков?

На Русь едут не только греки-зодчие, но и регенты, научившие русских осьмогласному пению. Летописец Нестор пишет, что при Ярославе христианская вера стала «плодиться и расширяться, и черноризцы стали множиться, и монастыри появляться». Именно при нём преподобный Антоний основывает будущую Киево-Печерскую лавру.

«Русская правда» появилась в 1016 году ещё в Новгороде, а в Киеве в итоге сотрудничества со святителем Иларионом рождается «Устав Ярослава», основанный не только на древних славянских обычаях, но на христианском понимании греха пред Богом и ближним.

К примеру, очень подробно расписывались преступления, связанные с браком: двоебрачие, кровосмешение, брак без согласия родителей, брак по принуждению родителей, брак без совершения таинства (языческий), самовольный развод, даже совершенный по согласию супругов (в этом случае муж платил 12 гривен пени). Для развода требовались веские основания. К таковым относились доказанное прелюбодеяние жены, «разгульная жизнь жены, даже несмотря на вразумления со стороны мужа», «если жена будет подстрекать мужа на кражу или сама украдёт». Развод считался незаконным, если был совершён без согласия или вины жены (за это на виновного накладывалась пеня, исходя из его общественного положения).

И это спустя каких-то пятьдесят лет после веков языческой вакханалии!

Сам же благоверный князь, по свидетельству летописца, «ум имел добрый», «жизнь скромную». Тем завоевал он не только благосклонность, но любовь киевлян и Церкви. Уже в 1075 году – всего через 21 год после смерти великого князя – северогерманский хронист Адам Бременский свидетельствует, что Ярослава почитают на Руси как святого.

И последнее в помощь украинизаторам святого русского воинства. Князь Ярослав (в крещении – Георгий или Юрий) построил в Киеве Георгиевский храм в честь своего небесного покровителя. В 1051 г. церковь была освящена святителем Илларионом. Этот день князь заповедал праздновать ежегодно как память великомученика Георгия Победоносца. Со временем «Юрьев день» стал одним из самых почитаемых праздников и у русских военных. В 1769 году был учреждён орден святого Великомученика и Победоносца Георгия. В 1807 году был утверждён знак отличия ордена в виде серебряного креста (с изображением святого Георгия) на Георгиевской ленте. Той самой, что стала в наше время символом «антиукраинства».

Та самая лента. Фото medalirus.ru

С 1849 г. имена Георгиевских кавалеров писались на мраморных стенах Георгиевского зала Большого Кремлёвского дворца, главного дворца самой большой страны мира.

Так исполнились слова акафиста святому благоверному князю Ярославу Мудрому: «Радуйся, всех концев земли Русския покровителю… Народу твоему ты еси удобрение, Киеву – слава и всей Русстей земли – утверждение».